БАМ — дорога будущего. Сергей Шишкин: «Если бы можно было повторить, я бы повторил»

Проиграть видео

В 1974 году две бригады строителей двинулись навстречу друг другу. Одна — от Байкала, вторая — от Тихого океана. Всесоюзная комсомольская ударная стройка БАМ объединила тысячи людей, накрепко связав их судьбы с железной дорогой. 8 июля в прошлом году губернатор Игорь Кобзев учредил день строителей БАМа. Наш следующий материал о Сергее Шишкине. На БАМ он пришел сразу после армии, начинал с монтера пути, потом возглавил бригаду. Работал на строительстве не только БАМа, но Амуро-Якутской железнодорожной магистрали. Награжден многочисленными грамотами, медалями и орденом Трудового Красного Знамени.

Сергей Шишкин, строитель БАМа
Тогда же было почетно. БАМ во всех динамиках и во всех чайниках, электроутюгах звенела. В телевизорах. И когда я закончил служить, вернулся со службы и брат сказал: «Поедем, Серега, БАМ строить?» Поехали.
Приехали к дядюшке в гости, он был не последний человек — секретарь бюро райкома в Усть-Куте. Он говорит: «Ну, что? Куда хотите? Вот карта БАМа». Мы — в Улькан. Не знали, что такое костыль, лапа, путейский молоток. Мы этого ничего не знали. И не знали, что такое монтер пути. И он говорит: «Ну ничего, научитесь. Молодые и здоровые». Так мы попали на БАМ.
У нас свободные места есть только на вторых путях Тайшет-Лена. Каждому СМП нарезался участок. Мы свой делали от второго разъезда до станции Топорок. Это 571 поезд «Юность Сибири». Мы делали Костомарово-Топорок, вторые пути.
Путеукладчик свой ход имеет. Переехали — следующее звено уложили. Опять сцепили, переехали. Едут и едут. До километра в день за 6 — 8 часов. А потом болчивать, поддомкрачивать, на ось уложить, чтобы путь выравнивать.
Вот тут стоять вообще нельзя. Когда идет звено. Бывает шпала раз и оторвется и бьет наотмашь.
Можно работу понять, вот смотрите, один метр рельсы — 63 кг. Двадцать метров — посчитайте, сколько весит одна, плюс вторая. Подкладки накладки, где-то ломом. Все вручную было.
Звери выходили постоянно. Лом схватишь, бежишь навстречу, а там медведица с медвежатами через перегон. Потом понял, когда стал охотиться, понял, что медведь серьезный зверь.
Потом станция «Невельская», 6 и 7 сделали — порядка 8 км. Это мы два года там работали, а в 1980 году переехали на станцию «Кежемская» в Братский район.
Начали делать Кежемская — Мамыль, Мамырь — Ярская, Ярская — Речушка, по 10 км вторые пути. Сначала насыпь отсыпаем, потом СМП — опоры ставить. Ямы копали под опоры. Зимой лучше, они не обваливаются, не надо опалубку делать. 4 метра глубиной ямы, мерзлоту прошли. О-па, я залажу, помоложе брата был, и выкидываем землю лопатой, как кроты.
И мы с братом за месяц сделали 14 ямок по 4 метра, 56 метров вглубь. 2 метра мерзлоты, а два метра нет. Нам начислили зарплату и у нас 200 рублей прямого, а у кого 4 разряд — 300. Мы русские — возмутились. Одну землю копаем и при чем тут разряд. Давайте по одному разряду. Думал, когда стану бригадиром — по одному разряду в бригаде буду работать. Так и получилось. Сначала брат стал бригадиром, потом он уехал в Усть-Кут остался там жить, я стал бригадиром. И с этого момента у меня в бригаде был один разряд. Я получал наравне с монтером пути, который приходил ко мне молодой пацан.
Мы стали зарабатывать хорошо, потому что хорошо работали. Выполняли бригадой работу такую, что, например, в других поездах весь поезд такую работу делал, а мы одной бригадой.
Было соцсоревнование «40 ударных недель» . В 1984 году брат получил «Орден дружбы народов». На 40-летие Ангарстроя получилось так, что первое место заняли и нам выделили квартиру. Никому квартиры не давали. И вот мне первому в поезде дали квартиру. Брату и куму дали ордена, а Сереге — квартиру. Я обрадовался. Радость была беспредельная. Мне было 25 лет, а я получил квартиру. В нашем СМП ни у кого не было. Тут размеренная жизнь в Осиновке, семьи и дети. А я привык, как цыган переезжать, каждую весну на новый перегон надо ехать. Женатый, двое детей было.
Когда я стал бригадиром, приехали в Алдан. Мы собрались 15 человек, рюкзаки и в марте 87 года рванули на АЯМ. 8 марта встречали в Якутии.
В 1988 году про нас вспомнил начальник главБАМстроя Басин Ефим Владимирович. И мы поехали по командировкам начали ездить на Центральный БАМ 1988-1989. Сдавали в постоянную эксплуатацию Коанда — в восточную сторону, были перегоны Балбухта -ТакуСюльбан — Балбухта, Чара — Лепрендо, Хани. В 1989 году 30 сентября торжественная сдача БАМА. БАМ был передан ЖД России.
Я считаю, что если бы можно было повторить, я бы повторил. Другая была жизнь, люди были другие. Были как одна семья. Были хорошие заработки, хорошая бригада, мы были молодые, у нас рождались дети, росли, получали оценки. Переезжали из города в город бригадой. Жили очень хорошо. У меня отношения с бригадой очень хорошие.
Начиная от Тайшета и с зятем или внучкой на поезде едем в Северобайкальск, в Гауджекит. Я говорю, что вот поворот будет. Тут мы сидели. На коленках все. Я рихтовал, и так рельсы стрелял. Я все прополз на коленках получается.
Представьте, у нас до Братска 42 км, а мы примерно с бригадой построили километров 500 путей: разъезды, стрелки, перегоны. Ну вот и подумайте, какая должна быть сплочённая бригада. Сколько мы вместе каши съели, сколько шпал перетаскали. Сколько лопат щебня перекидали. Это неповторимо.

Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в vk
Поделиться в telegram

Последние новости