Вечер памяти Геннадия Уткина

Эвенкийская зона в Ангарской деревне - один из самых зрелищных комплексов в музеях под открытым небом не только Приангарья, но и всей Сибири. Однако немногие из братчан знают о том, кто создал этот уголок коренных жителей, их быт и обычаи. 

 

Человек, который своими руками построил шаманские чумы, обустроил их и привез в Ангарскую деревню редчайшие краеведческие экспонаты, широко известен среди музейных работников и за свою профессиональную деятельность заслужил всеобщее уважение. В 2018-ом ему исполнилось бы 80 лет. Накануне в Центральной городской библиотеке имени Черемных состоялся вечер памяти Геннадия Семеновича Уткина, с которым Братск простился уже больше года назад.
Краевед, этнограф, реставратор, историк, народный умелец. Геннадий Уткин был разносторонним и увлекающимся человеком. Об этом говорили коллеги на вечере памяти. Интересоваться историей малых народностей Восточной Сибири Уткин начал еще на Родине, в Катангском районе он исследовал жизнь и быт местных тунгусов. 
Спартак Арбатский, друг Геннадия Уткина: «Он работал в музее Шишкина в Ербогачене, работал секретарем комсомольской организации. Это достаточно большая, сложная должность, он проводил работу с ветеранами, проводил работу с кочевыми племенами».
Переехав в Братск в 1972 году, поступил в городской музей младшим научным сотрудником. А когда начали строить музей под открытым небом, стал продвигать идею об «Эвенкийском секторе». Уникальные материалы, собранные на территории Катангского района легли в основу реконструкций шаманских сооружений. И Геннадий Семенович продолжал свозить в деревню сотни редчайших экспонатов, которые умудрялся приобретать за символические деньги, выделяемые музеем. 
Наталья Луканкина, коллега и друг Геннадия Уткина: «Но, когда он привез долбленку... Как он допер её до аэропорта?!? Как он уговорил пилота этого кукурузника (тогда летали АН-2) загрузить эту лодку в самолет?!».
Сектор сибирских аборигенов Геннадий Семенович и 2 помощника строили своими руками. Таскали материалы на себе и выполняли другую тяжелую работу - например, обдирали для возведения шаманских чумов кору сосен. За полгода напряженного труда эвенкийский сектор был закончен. Но в течение всей своей жизни Уткин продолжал усовершенствовать свое творение. 
Наталья Юровская, коллега Геннадия Уткина: «Он говорит: «В море диабазовые камни лежат, их бы надо как-то вытащить. У меня есть задумка - создать галерею из «новодела». Поднять блоки и сделать галерею из наскальных рисунков. Это его эскиз».
В прошлом году музей нашел возможность поднять диабазовые глыбы и перевести их в деревню. Но вот найти такого энтузиаста, как Уткин, который бы одушевил росписью мертвые камни - пока не смогли. 
« Таких, больше нет и не будет. Таких, больше нет и не будет».
Полезные и добрые дела Геннадия Уткина продолжают жить и по сей день. Музей детского археологического клуба «Неолит», созданный братским краеведом существует до сих пор. В гимназии №1 хранят дневники экспедиций к стоянкам древнего человека, всего Уткиным было открыто около 300. Новое поколение учит историю, опираясь на экспонаты, добытые в школьных походах своих предшественников. 
Оксана Боровина, руководитель краеведческого музея «Ангарида» гимназии №1 им. Иноземцева: «В экспедиции возле поселка Тангуй после того, как разбили лагерь, детям не терпелось начать полевые работы, не дождались утра и пошли в первую разведку. Было столько радости, когда они наткнулись на первую археологическую находку. Это зуб мамонта. Геннадий Семенович потом сказал, что это был зуб маленького 6-ти месячного мамонтенка».
Краеведческие искания Геннадий Уткин увековечил в своих книгах: «Земля Братская, далекая и загадочная», «Сказание о земле Катангской» и «История земли Братской». Изготовленные из природных материалов скульптуры и картины художника не раз побывали на выставках, а сейчас украшают интерьер Дома Ведуньи, что в Ангарской деревне. Геннадий Семенович обладал многими талантами, которые сочетались с нетребовательностью, скромностью и снисходительностью к недостаткам окружающих. Он запомнился друзьям и коллегам, как труженик, готовый жертвовать собой ради профессионального долга. 

Человек, который своими руками построил шаманские чумы, обустроил их и привез в Ангарскую деревню редчайшие краеведческие экспонаты, широко известен среди музейных работников и за свою профессиональную деятельность заслужил всеобщее уважение. В 2018-ом ему исполнилось бы 80 лет. Накануне в Центральной городской библиотеке имени Черемных состоялся вечер памяти Геннадия Семеновича Уткина, с которым Братск простился уже больше года назад.Краевед, этнограф, реставратор, историк, народный умелец. Геннадий Уткин был разносторонним и увлекающимся человеком. Об этом говорили коллеги на вечере памяти. Интересоваться историей малых народностей Восточной Сибири Уткин начал еще на Родине, в Катангском районе он исследовал жизнь и быт местных тунгусов. 

Спартак Арбатский, друг Геннадия Уткина: «Он работал в музее Шишкина в Ербогачене, работал секретарем комсомольской организации. Это достаточно большая, сложная должность, он проводил работу с ветеранами, проводил работу с кочевыми племенами».

Переехав в Братск в 1972 году, поступил в городской музей младшим научным сотрудником. А когда начали строить музей под открытым небом, стал продвигать идею об «Эвенкийском секторе». Уникальные материалы, собранные на территории Катангского района легли в основу реконструкций шаманских сооружений. И Геннадий Семенович продолжал свозить в деревню сотни редчайших экспонатов, которые умудрялся приобретать за символические деньги, выделяемые музеем. 

Наталья Луканкина, коллега и друг Геннадия Уткина: «Но, когда он привез долбленку... Как он допер её до аэропорта?!? Как он уговорил пилота этого кукурузника (тогда летали АН-2) загрузить эту лодку в самолет?!».

Сектор сибирских аборигенов Геннадий Семенович и 2 помощника строили своими руками. Таскали материалы на себе и выполняли другую тяжелую работу - например, обдирали для возведения шаманских чумов кору сосен. За полгода напряженного труда эвенкийский сектор был закончен. Но в течение всей своей жизни Уткин продолжал усовершенствовать свое творение. 

Наталья Юровская, коллега Геннадия Уткина: «Он говорит: «В море диабазовые камни лежат, их бы надо как-то вытащить. У меня есть задумка - создать галерею из «новодела». Поднять блоки и сделать галерею из наскальных рисунков. Это его эскиз».

В прошлом году музей нашел возможность поднять диабазовые глыбы и перевести их в деревню. Но вот найти такого энтузиаста, как Уткин, который бы одушевил росписью мертвые камни - пока не смогли. 

« Таких, больше нет и не будет. Таких, больше нет и не будет».

Полезные и добрые дела Геннадия Уткина продолжают жить и по сей день. Музей детского археологического клуба «Неолит», созданный братским краеведом существует до сих пор. В гимназии №1 хранят дневники экспедиций к стоянкам древнего человека, всего Уткиным было открыто около 300. Новое поколение учит историю, опираясь на экспонаты, добытые в школьных походах своих предшественников. 

Оксана Боровина, руководитель краеведческого музея «Ангарида» гимназии №1 им. Иноземцева: «В экспедиции возле поселка Тангуй после того, как разбили лагерь, детям не терпелось начать полевые работы, не дождались утра и пошли в первую разведку. Было столько радости, когда они наткнулись на первую археологическую находку. Это зуб мамонта. Геннадий Семенович потом сказал, что это был зуб маленького 6-ти месячного мамонтенка».

Краеведческие искания Геннадий Уткин увековечил в своих книгах: «Земля Братская, далекая и загадочная», «Сказание о земле Катангской» и «История земли Братской». Изготовленные из природных материалов скульптуры и картины художника не раз побывали на выставках, а сейчас украшают интерьер Дома Ведуньи, что в Ангарской деревне. Геннадий Семенович обладал многими талантами, которые сочетались с нетребовательностью, скромностью и снисходительностью к недостаткам окружающих. Он запомнился друзьям и коллегам, как труженик, готовый жертвовать собой ради профессионального долга. 

01.02.2018 19:00 Елена Сарницкая краеведение, музеи, уткин

Фотогалерея

Видео

Обсуждение