Мы шли не на войну, мы ехали помогать

Проиграть видео

Мы шли не на войну, мы ехали помогать.

Именно так об участии в Афганском военном конфликте говорит герой нашего следующего сюжета. На территорию Демократической республики, где в тот момент шла гражданская война, он, как и тысячи других российских солдат, попал молодым бойцом. Сразу после учебки. Нес службу в составе, так называемого, пограничного спецназа — взводе повышенной боеспособности, десантно-штурмовая манёвренная группа. Участвовал в военных операциях по захвату перевалочных баз, уничтожал караваны, переправляющие оружие и наркотики, доставлял гуманитарную помощь местному населению. Спустя тридцать лет Дмитрий Зезегов по-прежнему — универсальный солдат. В мирное время он занимается военно-патриотическим воспитанием подрастающего поколения в 24 школе.

Четкий поворот «на носочках», а не балетные па, командует Дмитрий Гелиевич.

Свой 7 «А» педагог готовит к очередному смотру. Пока сверстники, у которых уже закончились уроки, с любопытством наблюдают в окно, мальчишки и девчонки в кадетской форме отрабатывают строевую подготовку. И так до тех пор, пока не услышат «вольно, разойдись». Углубленное изучение истории, быть на «ты» с автоматом Калашникова, участие в общегородских и всероссийских патриотических мероприятиях. Военное воспитание — это особый вид мышления.

Семен Дроздов — кадет, ученик 7 «А» класса школы №24, командир взвода :

Я пошел в МЧС потому что брат был кадетом, отец и дедушка военные. Я решил пойти по их стопам. Дмитрий Гелиевич нас учит строевой подготовке, про разные события рассказывает, свою историю.

Анастасия Ступина, командир первого отделения, Вероника Гуринович, заместитель командира четвертого отделения, кадеты, ученицы 7 «А» класса школы №24:

Мне нравится кадетский класс, что здесь дисциплина. участие в городских мероприятиях. Нравится строевая подготовка и маршировать. Он показывает, как разбирать и собирать автомат Калашникова на время. Это классно.

Никита Бугаенко, ученик 7 «А» класса школы №24, командир второго отделения:

Все эти занятия строевой подготовкой помогут тем в жизни, кто дальше пойдет в военное училище, МЧС. ДГ он хороший педагог, его труды не напрасны. Он нас готовит.

В вооруженные силы СССР Дмитрия призывали из республики Коми, в 84-ом.

Попал в пограничные войска, служил в Киргизии — город Ош. Шесть месяцев учебка и по заставам. Через два месяца пришла разнарядка — направить группу в Афганистан. Дмитрий тоже написал рапорт.

Дмитрий Зезегов, ветеран военных действий в Афганистане:

Из Оша на Мургаб — это Таджикистан, Китай. Через Мургаб на Гульхану — это кишлак базовый на самой границе, на реке Пяндж. На одной стороне — советская, на второй афганская Гульхана. Про Гермес знают, а вот про такие маленькие переходные пункты мало кто знает. Трое суток на автомобилях. Нам рассказывали про Афганистан, что к нам лояльно относятся. Меня поразил вот какой момент. Взрослые нас встречали, руками махали. Кричали что-то веселое. А вот проезжали в кишлаке мимо одного дувала — это стена, к каждому дому отдельный вход. И вот около входа стоял маленький, года четыре-пять ребенок, и показывал нам кулак. Взрослые могут скрывать эмоции, а ребенку трудно. Момент удивил и был непонятен. Как ребенок так может, он же относится так, как его научили взрослые. Большая часть народа Афганистана не очень-о рады были видеть чужие войска на территории своей страны. Нормальная реакция. Двоякое было отношения. Проводилась с Запада соответствующая политика, убеждали, что мы оккупанты.

Дмитрий стал частью взвода повышенной боеспособности.

Иными словами — пограничный спецназ. Бойцы осуществляли контроль караванных путей из Пакистана. Бывшая древняя крепость служила солдатам убежищем.

Дмитрий Зезегов, ветеран военных действий в Афганистане:

Нас направили на «Бандар-пост». Это древняя крепость. Она стоит на пересечении караванных троп, которые из Пакистана, Индии, Китая тропа была. С этой базы нас отправляли в засаду, на блокпост. В сторону Пакистана, вдоль этой караванной тропы. Чтобы мы ее перекрывали, не давали возможности по этим тропам доставлять продукты, оружие, наркотики бандам. Несколько караванов пришлось остановить, уничтожить.

Они охраняли афгано-пакистанскую границу и фактически закрывали выход с этого направления на советско-афганский рубеж.

Первые дни, вспоминает Дмитрий, ребята не осознавали, что привезли их на войну.

Дмитрий Зезегов, ветеран военных действий в Афганистане:

Это сейчас осознаешь, а тогда молодой. Кровь играет. Интересно. Кажется, что ничего страшного. Ну, стреляют. А когда видишь погибших, как-то становится по-другому. Когда нас привезли на Бондер-пост, без оружия. Начали выдавать вооружение. Многих удивляло. А это настоящая граната, настоящие патроны? Не осознали, что пришли на войну, пришли воевать. А приходится стрелять, и в тебя будут стрелять. И вот это осознание приходило не сразу. После первого боя начинали осознавать, как и к чему. Да, потом страшно. Становится страшно, когда видишь, что убиваешь кого-то. Были и практически дети, почти дети. Автомат не считался оружием. Больше десяти лет шла гражданская война. Винтовка, автомат — средство защиты. Оружие у них было разное, были автоматы, древние винтовки, фитильные винтовки. Наши прочесывали кишлаки. Было много немецкого оружия. Автоматы, минометы немецкие, даже пожарные — немецкая форма. Снабжение такое было. Наследие второй мировой войны.

Очень часто мимо проходили разведгруппы правительственных войск Афганистана — сарбазы.

Солдаты общались, но в кишлак не ходили. С местными пересекались только тогда, когда раздавали им гуманитарную помощь. Дмитрий служил наводчиком гранатомета АГС-17. В один из обстрелов, когда гарнизон находился на базе Умоль, бойца тяжело ранило. В одном из фильмов «Секретная миссия. Афганский рубеж» много лет спустя он узнает базу, которую строил своими руками.

Дмитрий Зезегов, ветеран военных действий в Афганистане:

Один из вертолетов ночевал на площадке, обстрел минометный, хотели вертолет уничтожить. Ребята отогнали их. (Я сам стрелок — наводчик гранатомёта АГС-17 были свои позиции и свой сектор обстрела.) На свою позицию прибежал, развернул АГС, отстрелял очередь 29 выстрелов и меняешь позицию. Потому что по месту обязательно ударят. Схватил с вторым номером, пока ставил на новое место. Мина прилетела. Очнулся, меня выкапывают.

Как такового ранения Дмитрий не получил, но удар волны был такой силы, что ноги и руки отказали.

Три месяца в госпитале солдат лежал без движения. Состояние было таким тяжелым, что матери успели отправить похоронку. Вернули с полпути. Ходить Дмитрий учился заново. Потом вернулся в Сыктывкар. Устроился на фанерный завод. Состоял в комсомольско-молодежном оперативном отряде при отделении милиции. Помогал бороться с преступностью.

Дмитрий Зезегов, ветеран военных действий в Афганистане:

Участковый в дверь звонит, он в форме, а я рядом. Дверь открывается, а оттуда мужик вылетает с топором. Участковый успел отскочить, а я его за руку зацепил, ну и сломал. А оказалось это какой-то депутат народный. В райкоме партии был. Суд был. Я незаконно действовал. Секретарь райкома вызывает, уезжай отсюда. Как раз тут сдружились с девушкой. Лучше в Сибирь своим ходом, чем по этапу.

Двадцать лет проработал на фанерном производстве.

Потом позвали в ДОСААФ. Дмитрий Зезегов готовил курсантов к службе в армии, был начальником отдела подготовки военно-учетных специалистов. С 2013 года преподает в школе военное дело и помогает старшим школьникам осваивать столярное дело, резьбу по металлу, учит работать на станках. В семье бойца Дмитрия Зезегова четверо детей: дочь и три сына. Средний, признается ветеран боевых действий в Афганистане, женат на армии. Молодой человек — курсант Московского высшего военного командного училища.

При подготовке сюжета были использованы кадры:

док. фильм «Секретная миссия. Афганский рубеж»
Режиссер Игорь Чернов, автор Александр Сладков, 2008 год.
Видео: www.youtube.com

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в whatsapp
WhatsApp
Поделиться в email
Email

Похожие новости

Другие новости в Братске